Мэри Пикфорд
Мэри Пикфорд
ИмяМэри Пикфорд (Mary Pickford)
Дата рождения8 апреля, 1892
Место рожденияТоронто, Онтарио, Канада
Дата смерти29 мая, 1979 (87 лет)
Место смертиСанта Моника, Калифорния, США
рейтинг       голосов

Мэри Пикфорд. Женщина-Миф.

страница 231

«Я скажу по этому поводу только одно, — переби­ла ее Майерс, — вы не должны забывать, что — евреи мы или не евреи — мы, прежде всего, являемся людь­ми». Мэри стало стыдно. Переполненная чувством вины, она вернулась домой, опустилась на колени и стала молить Бога простить ее и посоветовать, как по­мочь людям, которых преследуют. Поднявшись, Пик­форд сказала себе: «Ты не просто плохая христианка, ты вообще не христианка». В течение долгих лет она старалась загладить свою вину тем, что давала деньги евреям-иммигрантам. Так, Мэри построила в Лос-Анд­желесе еврейский дом для престарелых и взяла его под свое покровительство. Но чувство стыда так и не оста­вило ее; описание происшествия с Майерс заполняет четыре страницы в ее автобиографии.

Когда у Билли Битцера произошел сердечный приступ, Мэри распорядилась, чтобы бывшего опе­ратора студии «Байограф» перевели из государствен­ной больницы в частную клинику; гуманитарный фонд не только оплачивал счета Битцера, но и выдавал ему стипендию. Но Мэри не остановилась на этом. Она послала оператору крупный чек на обновление гарде­роба.

Пикфорд также заботилась о Джоне Мэнтли, сво­ем кузене. Они впервые встретились в конце 30-х го­дов, когда Пикфорд, посетив Торонто в ходе реклам­ной кампании, организовала вечеринку для Смитов в доме Мэнтли. Джону в то время исполнилось шестнадцать, он отличался сумасбродным характером и отказался участвовать в торжестве. Подросток надмен­но наблюдал за тем, как лимузин Мэри в сопровож­дении эскорта мотоциклистов торжественно просле­довал по улице. Как только гости вошли в дом, он спрятался в своей комнате. Вдруг раздался стук в дверь, и нежный голос произнес: «Это я, твоя кузина Мэри. Пожалуйста, открой дверь». «Я открыл и увидел ее в шляпке с вуалью, — говорил Мэнтли. — Она выгляде­ла восхитительно». После долгой беседы, во время ко­торой они обсуждали гимнастические трюки Фэрбен­кса, Мэри уговорила его дать поцеловать себя на прощание. «Ты это прекрати, — сказала она, когда он попытался уклониться. — Смиты всегда целуются и обнимаются».

Мэнтли пошел в актеры, в 1950 году жил в Нью-Йорке, с трудом сводил концы с концами и питался в дешевых закусочных с автоматическим обслужива­нием. Пикфорд часто брала его с собой обедать, и ее прожорливый кузен съедал по три блюда за раз. Впо­следствии он очень тепло отзывался об этих обедах, хотя иногда Мэри вдруг начинала декламировать фраг­менты из «Укрощения строптивой», а потом повора­чивалась к Мэнтли, надеясь, что он ответит репликой Петруччио. «Это была чистой воды игра», — говорил Мэнтли, которому все-таки пришлось выучить пьесу. Однажды, когда он не нашел денег, чтобы слетать к матери на Рождество, она купила ему билет на само­лет. Тем не менее, Пикфорд отнеслась к этой сумме как к деньгам, данным в долг, и спустя несколько лет уведомила кузена, что он должен ей шестьсот дол­ларов; ровно столько стоила его рождественская по­ездка. «Я настаивал, что я ничего ей не должен, — вспоминал Мэнтли, — и говорил, что она подарила мне билет на самолет. Я всегда старался вернуть Мэри все до последнего цента из тех денег, которые она мне давала. Но я не хотел возвращать свой рождествен­ский подарок!» (В конце концов Пикфорд поняла это и больше не заговаривала с ним о шести сотнях дол­ларов.)

 Предыдущая     Следующая 

наверх