Мэри Пикфорд
Мэри Пикфорд
ИмяМэри Пикфорд (Mary Pickford)
Дата рождения8 апреля, 1892
Место рожденияТоронто, Онтарио, Канада
Дата смерти29 мая, 1979 (87 лет)
Место смертиСанта Моника, Калифорния, США
рейтинг       голосов

Мэри Пикфорд. Женщина-Миф.

страница 240

Оставшись единственной из основателей «Юнай­тед Артистс», она испытывала симпатию к Роберту Блюмофу, помощнику Крима и Бенджамина. «Ребя­та, во что вы превратили мою компанию?» — с неж­ной улыбкой спросила она у Блюмофа, будто ударила его под ребра, когда он посетил ее в Пикфэре. Они хотели возродить мощь «Юнайтед Артистс», исполь­зуя методы, которые раньше не поощрялись правле­нием: финансирование независимых студий и совме­стное продюсирование. Заключив контракт со студи­ей, продюсер «Юнайтед Артистс» участвовал в вы­боре режиссера, сценария, актерской группы и бюджета. После этого компания уходила в сторону, предоставляя создателям фильма полную свободу; продюсер также имел свою долю в картине и право на часть прибыли. Неудивительно, что вскоре «Юнай­тед Артистс» завалили предложениями, и в 1956 году ее доходы составили шесть миллионов долларов — за­мечательное достижение, если учесть чудовищный де­фицит 1950 года.

Предполагалось, что Мэри испытает облегчение и благодарность. Но вместо этого она чувствовала лишь усталость и ощущение потери. «Юнайтед Артистс», пред­мет «ее радости, гордости и отчаяния», становилась слишком тяжелым крестом. В феврале 1956 года Мэри, по примеру Чаплина, сожгла все мосты, продав свои акции за три миллиона. «Я продала их потому, что ско­пилось слишком много проблем, — говорила она одно­му писателю. — В конце концов, Гриффит умер. И Дуг­лас тоже», — добавила она с болью в голосе.

«Вот и вся моя жизнь вплоть до последних дней», — писала Мэри, заканчивая «Солнечный свет и тень». Но не все так просто. Шестилетний Ронни и малышка Роксана показаны очаровательными детьми, но вни­мательный читатель легко обнаружит, что они уж как-то слишком малы и не взрослеют. К моменту выхода мемуаров в свет их возраст равнялся, соответственно, девятнадцати и тринадцати годам. Этот странный вре­менной пробел объясняется тем, что к тому моменту у семейства накопилось много такого, что следовало скрывать от посторонних.

Пикфорд много пишет о Роксане. «С ней обращались как с принцессой, как с куклой, — говорил Бойд. — Ду­маю, что в каком-то смысле Роксане не хватало на­стоящей любви». Роксана произнесла свои первые слова на французском, и ее опекала служанка-францужен­ка. Взрослые нередко забывали о ней, занятые вече­ринками, гостями и алкоголем. С возрастом девочка становилась все более своенравной. «Я всегда была бунтарем, — вспоминала она о тех годах. — Не то что бы я отличалась дурным нравом, но часто проказни­чала и вечно что-нибудь придумывала». Она могла за­браться в шкаф с платьями Мэри и играть там, или таскала еду из холодильника в неурочное время. Мэри часто заставала Роксану с холодной котлетой в пол­ночь, но не ругала ее, так как сама приходила на кухню с той же целью. Но нередко Мэри по-настоя­щему сердилась. «У мамы была железная сила воли, а я временами становилась очень упрямой, — говорила Роксана. — Между нами хватало отличий, но мы все­гда находили общие точки соприкосновения». Под­ростком Роксана поступила в лицей в Барселоне, где она жила с Гвин, которая вышла замуж за амери­канца Бода Орнстайна. Позднее она перевелась в частную школу в Лозанне. Тогда она и почувствовала себя свободной.

 Предыдущая     Следующая 

наверх