Мэри Пикфорд
Мэри Пикфорд
ИмяМэри Пикфорд (Mary Pickford)
Дата рождения8 апреля, 1892
Место рожденияТоронто, Онтарио, Канада
Дата смерти29 мая, 1979 (87 лет)
Место смертиСанта Моника, Калифорния, США
рейтинг       голосов

Мэри Пикфорд. Женщина-Миф.

страница 36

«Кей, Болтон, де Бемон, Кёрби, Пикфорд».

«Пикфорд подойдет. Глэдис твое единственное первое имя? Другого нет?»

«Меня крестили Глэдис Мэри», — сказала она.

«Что ж, моя девочка, отныне тебя будут звать Мэри Пикфорд. Приходи сюда завтра со своей тетей посмотреть нашу пьесу. — Беласко выдержал эффект­ную паузу. — Будь готова показать мне то, что уме­ешь».

Мэри замерла от страха и восторга. Немного по­молчав, Беласко спросил:

«Кстати, что заставило тебя сказать, что твоя жизнь зависит от встречи со мной?»

Мэри задержала дыхание.

«Видите ли, мистер Беласко, мне тринадцать лет (на самом деле ей уже исполнилось пятнадцать), и, по-моему, я стою на перепутье. К двадцати годам я должна добиться чего-то в жизни; у меня осталось семь лет. Кроме того, в какой-то степени я заменяю своим брату и сестре отца». — Теперь Мэри смотрела ему прямо в глаза.

Беласко спросил, почему она выбрала именно его.

«Мама всегда говорит, что я должна стремиться к высоким целям».

Позднее Пикфорд рассказывала несколько версий этой истории: в одной из них Бейтс вовсе не упоми­налась, а в другой ей было всего десять лет. Воспоми­нания Беласко об этом вечере кажутся совсем уж не­правдоподобными, особенно когда он утверждает, будто Мэри сказала: «Мне отлично платят во время гастролей, но вы не станете платить мне столько, по­тому что предложите мне самые маленькие роли. Не называйте сумму жалованья; у вас я готова работать за любые деньги». Тем не менее, Беласко вспоминает не­обыкновенную силу воздействия Мэри Пикфорд: «Она смотрела прямо мне в лицо своими большими пре­красными глазами и ни на мгновение не отвела свой взгляд».

На следующий вечер Мэри и тетя Минни при­шли на спектакль «Роза ранчо». Беласко был одним из авторов этой пьесы, действие которой происходило в Калифорнии. Молодая энергия и личное обаяние за­нятой в главной роли Френсис Старр подкреплялись свежими плодами на деревьях, интерьером настояще­го западного бара и захватывающими дух эффектами атмосферных явлений. Но Мэри думала лишь о пред­стоящем прослушивании. Гастроли выработали в ней боязнь сцены, сопровождаемую типичным актерским кошмаром, в котором она выходит из-за кулис и ви­дит, что в зале никого нет. Но ее прослушивание ока­залось хуже кошмара. «Пустой зал имеет очень внуши­тельный облик, — вспоминала она, — особенно если ты одна на сцене и знаешь, что в ложе сидят люди, в чьих руках находится твоя судьба».

Беласко спросил, нужны ли ей декорации.

«Мне нужен стул, сэр, он будет обозначать поли­цейского».

Беласко устроился в оркестровой яме. Мэри нача­ла с извинений; она сказала, что учила текст под пло­хим руководством и знает, что монолог не очень-то удачный. Затем она изобразила Пэтси Пура, который в пьесе «Ради хорошей жизни» умоляет полицейского не арестовывать его и взывает к своей бедной слепой матери, что живет в маленьком домике за горами. «Го­лос у меня не дрожал, — вспоминала Мэри, — но я чувствовала, насколько все эти избитые мелодрама­тические фразы чужды этому театру».

 Предыдущая     Следующая 

наверх