Мэри Пикфорд
Мэри Пикфорд
ИмяМэри Пикфорд (Mary Pickford)
Дата рождения8 апреля, 1892
Место рожденияТоронто, Онтарио, Канада
Дата смерти29 мая, 1979 (87 лет)
Место смертиСанта Моника, Калифорния, США
рейтинг       голосов

Мэри Пикфорд. Женщина-Миф.

страница 47

«То, что происходило потом, — писал критик Артур Найт, — возможно, не имеет аналогов в ста­новлении других видов искусств». Критик Джеймс Аги реагировал не менее восторженно: «Наблюдать за ра­ботой Гриффита это то же самое, что быть свидетелем зарождения мелодии или видеть, как впервые исполь­зуются рычаг и колесо; это и есть рождение нового искусства». Фактически, приемы, приписываемые Гриффиту, например крупный план или исчезнове­ние изображения, уже употреблялись до него. Тогда почему многие исследователи считают, что их изобрел Гриффит?

Потому, что именно он довел эти приемы до со­вершенства. Гриффит синтезировал все, что использо­валось до него, и показал захватывающие дух возмож­ности кино. В его руках немое кино обрело свой код — «грамматику» и «синтаксис». Прибегая к метафоре, мож­но сказать, что именно Гриффит превратил буквы ал­фавита — несовершенные приемы кино — в слова. До того, как Гриффит изобрел этот целлулоидный язык, большинство фильмов воспринимались только зрени­ем и не воздействовали на интеллект. Сцены, имитировавшие театральные выступления, всегда имели свое начало и конец. Но Гриффит создал незавершенные сцены. Кадры, сопровождаемые титрами, приобрета­ли значимость в сознании зрителей. Теперь они следи­ли не только за развитием сюжета, но и за сменой образов, организованных по прихоти камеры, пере­нося их в свое сознание. «Нью-Йорк Дейли Миррор» писала по поводу фильма Гриффита «Седьмой день» (1909): «Смена сцен, перенося нас из одной местно­сти в другую, происходит слишком быстро и неожи­данно. Герои покидают дом матери и сразу же оказы­ваются в зале суда, и наоборот. Такое впечатление, что они переходят из комнаты в комнату одного и того же дома». Один служитель «Байограф» негодовал из-за фильма «После многих лет» (1908): «Как вы можете рассказывать историю, совершая такие прыжки во времени?!» На это Гриффит невозмугимо отвечал: «Но ведь и Диккенс работал подобным образом». — «Да, но то Диккенс, и он писал романы, а это совсем дру­гое дело». — «Разница не столь велика», — отвечал ре­жиссер-бунтарь.

Пространные кадры создавали контекст и атмос­феру, в то время как лица, показанные крупным пла­ном, дрожащие руки или потрепанная одежда вызы­вали сочувствие, страх или напряжение. Каждым новым приемом — будь то изменение формы экрана, углубление переднего, заднего и среднего планов или на­меренные разрывы сюжета — Гриффит придавал филь­мам драматическое напряжение, сложность романа и красоту живописи. Кино, как никакая другая форма искусства, становилось отражением потока жизни.

Если бы кто-то сказал Мэри Пикфорд, что судь­ба подарила ей встречу с величайшим деятелем кино ХХ века, это не произвело бы на нее ни малейшего впечатления. Она намеревалась просто немного под­работать на «Байограф», а все остальное время проводить на Бродвее, где, по ее убеждению, ее ждали сла­ва и богатство. Возможно, она мельком взглянула на отражение в окне здания, где располагалась студия «Байограф», большой вывески компании, находящейся на другой стороне улицы. Вывеска гласила: «Поши­вочный центр Зингера». Это могло напомнить Мэри о ее планах стать портнихой.

 Предыдущая     Следующая 
http://emastar.ru/ pv9e30b222a20b100 пульт управления кран.

наверх