Мэри Пикфорд
Мэри Пикфорд
ИмяМэри Пикфорд (Mary Pickford)
Дата рождения8 апреля, 1892
Место рожденияТоронто, Онтарио, Канада
Дата смерти29 мая, 1979 (87 лет)
Место смертиСанта Моника, Калифорния, США
рейтинг       голосов

Мэри Пикфорд. Женщина-Миф.

страница 79

Газеты откликнулись на спектакль «Добрый ма­ленький чертенок» превосходными рецензиями. Кри­тики хорошо отзывались о Пикфорд, ее партнере Эрн­сте Тру и декорациях, изображавших звездное небо и сад. По словам одного критика, Мэри «живет своей ролью. Она совершенно не играет на публику, что слу­чается нечасто». Вероятно, здесь есть немалая заслуга Гриффита. Парадоксально, но на репетициях Пикфорд постоянно жаловалась на то, что кино погубило ее талант и испортило голос. Беласко культивировал осо­бую, орнаментальную манеру речи, и инструктор по диалогам укорял Мэри, что она слишком грубо про­износит звук «р». Она без конца тренировалась в произношении слова «гарден» (в пер. с англ. — «сад») и такой ужасной фразы, как «мои маленькие золотые ножницы» («ножницы» на англ. — «сисорс» ). Лилиан Гиш, в свою очередь, мучилась со звуком «п». Тем не менее, критики хвалили дикцию Мэри.

Когда она попросила Беласко повысить ее ежене­дельное жалованье на двадцать пять долларов, тот, в отличие от Гриффита, сразу же ответил согласием, и теперь она зарабатывала двести долларов в неделю.

Нельзя сказать, что Пикфорд все устраивало. Ей не нравились декорации к «Чертенку», хотя когда-то на нее произвела впечатление забота Беласко о мель­чайших деталях; по сравнению с кино все здесь пред­ставлялось ей неподвижным и искусственным. Кроме того, Мэри казалось, что ее трудоемкая роль (девять раз в неделю ей приходилось играть слепую, глядя в пустоту, что вызывало напряжение и обостряло не­рвную систему) скучна и плохо написана.

Наконец, Пикфорд с замиранием сердца реши­лась посмотреть правде в глаза. Еще совсем недавно она искала спасения в театре на Бродвее, а теперь стре­милась вновь оказаться перед камерой. «Поначалу я была уверена, что никогда не вернусь в кино; я еже­дневно думала о привлекательности моего старого дома, театра, о его величии и наследии, которым нельзя не гордиться». Теперь Мэри могла гордиться своей гримерной, украшенной, соответственно ее вку­су, небесно-голубой парчой и серебряной звездой на двери. Казалось, все желания исполнились. Но Пик­форд изменилась с тех пор, когда колесила по стране на поездах, мечтая о триумфе на Бродвее. Кино стало ее творческим домом. Проведя всего пару недель на Бродвее, она поняла, что скучает по волнующему, не­предсказуемому процессу съемок — по новизне, при­ключениям, ежедневным путешествиям в неведомое.

Однажды она прочитала в газете о продюсере Адольфе Цукоре, который определял тенденции ки­нобизнеса.

Годы спустя, добившись сказочного успеха в Аме­рике, Цукор вспоминал о своем детстве, проведен­ном в Венгрии: «Новая пара туфель тогда являлась со­бытием». Он прибыл в Новый Свет в 1897 году, имея при себе сорок долларов, зашитых в жилетку. В два­дцать четыре года Цукор считал себя «заново рожден­ным человеком».

 Предыдущая     Следующая 

наверх