Мэри Пикфорд
Мэри Пикфорд
ИмяМэри Пикфорд (Mary Pickford)
Дата рождения8 апреля, 1892
Место рожденияТоронто, Онтарио, Канада
Дата смерти29 мая, 1979 (87 лет)
Место смертиСанта Моника, Калифорния, США
рейтинг       голосов

Мэри Пикфорд. Женщина-Миф.

страница 86

Пусть время пощадит твою юность, пусть судьба будет благосклонна к тебе!

Ты — королева кино и королева моего сердца!»

«Нью-Йорк Ревью» сопроводила большую фото­графию Пикфорд текстом, почти обожествляющим ее образ:

«Я двигаюсь по белому экрану вселенной, словно фея из детской страны. Моя немая драма происходит в лазурных облаках».

«Я приношу в темные переулки и в меланхолич­ные одинокие сердца несчастных людей внезапное благословение покоя, которое ничем нельзя объяс­нить».

«Я — женское лицо кино. Искусство достигло во мне своей кульминации. Разве вы не роняли слезу, видя, как склонилась моя голова, обрамленная локо­нами, и, зная, что я тоже страдаю и живу в своей роли? Вы по-настоящему полюбили меня за это. Я задумчи­вая и неуловимая, как бабочка. Я — сама невинность. Вечер за вечером я смотрю на вас своими большими, круглыми, нежными глазами».

Этот жуткий пассаж (а были и другие) многое говорит о культуре, которая создала образ Пикфорд. Полнометражлое кино было искусством без истории. Зрители восторгались им и давали волю своим чув­ствам. Неудивительно, что они питали к Мэри Пик­форд, первой киноактрисе, которая покорила их ум и сердца, почти религиозные чувства.

Стихотворение, посвященное Пикфорд одним из ее поклонников, описывает ее «странную, магнетиче­ски притягивающую к себе силу». На самом деле публи­ку притягивали не только сами героини актрисы. Они питали страсть к Маленькой Мэри, утонченному, не­жному созданию. Казалось, она обладала какой-то осо­бенной внутренней грустью; они читали это в ее глазах. «У Мэри самые печальные глаза в мире, — писал «Фотоплей». — Даже когда она смеется, ее глаза остаются грустными, и кажется, что в них вот-вот появятся слезы. Я сказал об этом Мэри Пикфорд, и она рассмеялась».

«Она производит впечатлелие абсолютно искрен­него человека, который не в состоялии говорить то, чего не чувствует». Эта иллюзия возникала из есте­ственного, лишенного всякой надменности поведения Мэри. Благодаря этому контрасту с высокомерными звездами сцены, публика еще больше любила ее. Кри­тик Алан Дейл, взяв у нее интервью в 1914 году, за­явил: «Я никогда еще не встречал таких простых и скромных девушек. Она бесконечно трогательлая, при­влекательная, если хотите, и ее внутренняя красота отразилась на ее маленьком белом лице, на ее ногах и, что важнее всего, на ее волосах».

Волосы Пикфорд, волнами покрывавшие ее го­лову, колечками ниспадали на плечи и спину. Сегод­ня мы пресытились этой модой, но во времена Мэри локоны имели большое значение. Густые волосы яв­лялись чуть ли не самым главным достоинством жен­щины. В дни правления короля Эдварда она терпеливо сидела перед зеркалом, тщательно причесываясь. Но ее роскошные волосы были откровенно чувственны. Правила приличия требовали, чтобы их убирали. По­взрослев, женщина всегда убирала волосы в причес­ку, никогда не распуская их по плечам на людях. В обществе Мэри всегда следовала этому правилу, но на экране ее локоны неизбежно ниспадали на плечи, образуя буйную массу. Это делало ее одновременно эро­тичной и похожей на ребенка.

 Предыдущая     Следующая 

наверх